Департамент анализа данных и машинного обучения

11-12 марта в Москве состоялся Международный экономический форум государств-участников СНГ «СНГ-30 лет». В мероприятии принял участие заместитель декана по научной работе Факультета информационных технологий и анализа больших данных (ИТиАБД) Финансового университета при Правительстве РФ Антон Алексеевич Лосев, который выступил с докладом «Опыт региональных платежных союзов. Как применить его на Евразийском пространстве». В ходе выступления Лосев выдвинул предположение, что многосторонняя система платежей в национальных цифровых валютах позволила бы преодолеть большинство барьеров национального и наднационального уровня на территории стран Евразийского союза. Вероятный экономический эффект от создания региональной платежной системы на евразийском пространстве включил бы в себя увеличение оборачиваемости денежной массы, общий экономический рост, а также снижение нормы резервов для коммерческих банков.

В докладе упоминались предыдущие попытки введения единой валюты в Союзном государстве России и Беларуси, а также основную задачу внедрения подобных валют - повышение товарооборота между странами за счет наращивания кооперационных связей.

«Любые попытки уйти от доллара США в качестве расчетной валюты во взаимной торговле между странами Евразийского союза не увенчались успехом. И это проблема не только нашего Таможенного или Евразийского союза. Это общемировая проблема региональных валютных союзов».

Это предвосхитило появление в мире альтернативных платежных систем, в том числе криптовалют, а следом - и национальных цифровых валют.

«Появление криптовалют, биткойна создало предпосылки, когда страны, рано или поздно, будут вынуждены создавать цифровые национальные валюты, нравится им это или нет».


Пандемия и локальные локдауны ускорили темпы развития и внедрения подобных технологий. Сейчас мировыми лидерами в сфере создания альтернативных платежных систем и валютных союзов можно считать Сингапур и Китай. Планы запустить цифровой рубль озвучил и Банк России. Лосев напомнил, что российским регулятором рассматривается три модели функционирования будущей цифровой национальной валюты - для межбанковских расчетов, безналичных платежей или для розничных расчетов, в том числе между физлицами.

Проблема создания валютного и платежного союза заключается в сложном и долгом процессе найти компромисс между выгодой от снижения таможенных барьеров и рисками, сопряженными с частичной потерей национального валютного суверенитета. К тому же, при уходе от расчетов в долларах США неизменно возникает проблема - что взять за единую расчетную единицу, к чему следует привязать курс новой расчетной единицы (золоту, валютам, отличным от доллара США, баррелю нефти и т.д.). Существуют и технологические преграды, также требующие единой стандартизации. В качестве примера Лосев привел отсутствие в странах Евразийского союза единого стандарта выпуска электронной цифровой подписи (ЭЦП).

Однако, по словам докладчика, валютные или платежные союзы не всегда предполагают создание единой расчетной единицы. В качестве примера такой системы он упомянул Многостороннюю систему платежей и взаимных кредитов в нацвалютах Латиноамериканской ассоциации интеграции  (Sistema multilateral de pagos y créditos recíprocos de ALADI). Такой подход снимает часть вопросов, связанных с созданием валютных платежных союзов. Так, нивелируются риски потери валютного суверенитета стран-участниц такого союза. Частично такой подход снимает и вопрос, касающийся обеспечения единой расчетной единицы.

«Не столь важно, в какой валюте проводятся экспортные сделки, если буквально в ту же секунду после транзакции можно будет перевести выручку в валюту того государства, в котором ведется бизнес».

В заключении Лосев отметил, что в истории рубля уже были успешные примеры создания единой расчетной единицы. Переводной рубль, утвержденный в качестве международной денежной единицы в странах Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) в 1964 году и просуществовавший до 1990 года, имел черты цифровой валюты - не имел физической формы и использовался только для безналичных расчетов. При этом, подчеркивает Лосев, переводной рубль сохранял за странами-участницами СЭВ национальный валютный суверенитет.